PetroBAK.com     PetroBAK
Информационный ресурс Нефть и Газ
 
Для полноценного отображения информации на сайте Вам следует ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ или войти под своим логином.
Все статьи

6. ЭКОНОМИКА НЕФТЕГАЗОВЫХ ПРОЕКТОВ

Автор: Ильдар Шайхутдинов, ПАО "НК "Роснефть"

Соавторы: Георгий Габисиани, Владимир Лепский, Алексей Чевычалов, Антон Царегородцев

Краткое описание

Это шестая часть из нескольких публикаций об особенностях реализации крупных проектов в нефтегазовой отрасли:

1. ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ КРУПНЫХ ПРОЕКТОВ В НЕФТЕГАЗОВОЙ ОТРАСЛИ;

2. ЭТАПЫ РЕАЛИЗАЦИИ КРУПНЫХ ПРОЕКТОВ В НЕФТЕГАЗОВОЙ ОТРАСЛИ;

3. ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА И КАДРЫ В НЕФТЕГАЗОВЫХ ПРОЕКТАХ;

4. ПОДЗЕМНАЯ ЧАСТЬ В НЕФТЕГАЗОВЫХ ПРОЕКТАХ;

5. НАЗЕМНАЯ ИНФРАСТРУКТУРА В НЕФТЕГАЗОВЫХ ПРОЕКТАХ;

6. ЭКОНОМИКА НЕФТЕГАЗОВЫХ ПРОЕКТОВ.

 

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОЕКТОВ

В рамках реализации проектов по вводу новых месторождений (Greenfields) в разработку, можно выделить три основных функциональных направления:

- «Подземная часть» (геология, разработка, бурение),

- «Наземная инфраструктура» (внутрипромысловое обустройство и внешний транспорт),

- «Экономика».

 

Вне зависимости от этапа, задача проектной команды - показывать полную картину по всем функциональным направлениям, снижая уровень неопределенностей по мере подготовки месторождений к полномасштабной разработке. 

Экономика

Проектная деятельность – сложный процесс, состоящий из нескольких блоков и направлений, каждое из который имеет важное значение. От их четкого взаимодействия критически зависит успешность проекта.

 

Не будем оригинальными, если еще раз подчеркнем, что определяющим индикатором нахождения оптимального вектора реализации проекта являются его экономические показатели. При этом, роль и значимость последних увеличивается, если проектирование происходит по итерационной схеме при тесном взаимодействии технологической, экономической, финансовой и правовой служб проектной команды.

 

Рассмотрим проект развития нефтяного актива, который был проработан авторами в рамках собственной практической деятельности.

 

Дано нефтяное месторождение, введенное в эксплуатацию, но имеющее значительный потенциал прироста запасов, и, следовательно, возможность увеличения добычи. В качестве первоначальной итерации был проработан оптимальный с технологической точки зрения вариант последовательного разбуривания месторождения горизонтальными скважинами и зарезкой боковых стволов на действующем фонде. Данный вариант позволяет получить прирост добычи в максимально короткий срок. Тем не менее, показатели эффективности данного варианта не были удовлетворительными. Полученные результаты были тщательно проанализированы: так, значительная часть капитальные затрат приходилось на первые периоды реализации проекта, так как параллельно с разбуриванием месторождения требовалось строительство мощностей по сбору и подготовке нефти. Разработанный вариант нас не устроил, хотя по критериям экономической эффективности он смотрелся явно лучше эффективности действующего предприятия в случае, если по нему оставаться в рамках действующей стратегии.

 

В результате были разработаны опции, заключающиеся в разном темпе разбуривания (количество буровых бригад), выборе типов операций (бурение новых горизонтов или зарезки боковых стволов на действующем фонде).  основываясь на критерии удельной стоимости. Разработанные опции были проранжированы с точки зрения удельной эффективности. В результате был найден оптимум, заключающийся в фазированном (с разными темпами по годам) воде новых скважин в привязке к стадийности строительства объектов сбора и подготовки. Найденное решение позволило увеличить рентабельность проекта с 14 до 17 %.

 

В случае, если междисциплинарное взаимодействие было организовано последовательно (от геологов к разработчикам, затем к обустройщикам и, наконец, к экономистам), поиск оптимального решения занял бы значительно больший срок, или, что наиболее вероятно, удовлетворились бы первоначально найденным решением, «элегантным» только с точки зрения технических специалистов. Инвесторов, вероятно, данный проект не заинтересовал, работа сделана – результат не достигнут.

 

Нефтегазовая отрасль, как и любая другая отрасль, характеризуется рядом специфических особенностей, главными из которых являются:

    - Высокая капиталоемкость – реализация даже самого «маленького» нефтегазового проекта связано с инвестициями, измеряемыми миллионами долларов и, как следствие, длительные сроки окупаемости инвестиций в проекты;

   - Наличие множества неопределенностей касательно физических характеристик объекта разработки: нефтяного или газового месторождения, что обуславливает необходимость проведения тщательной работы по анализу и выявлению рисков; 

    - Значительная волатильность и трудно предсказуемый характер цен на конечную продукцию – нефть и газ являются одними из наиболее ликвидных активов, цены на которые являются максимально рыночными, что порождает значительный уровень неопределенности даже на ближних горизонтах планирования;

    - Высокая «политизированность» отрасли – бюджеты многих государств критически зависят от налоговых поступлений от нефтегазовой отрасли, что и порождает повышенный интерес к ней со стороны государства;

   - Значительная величина налоговой нагрузки – от стабильности и эффективности налоговой системы критически зависят судьба отдельных проектов, и даже целых компаний.

 

Перечисленные особенности позволяют провести параллель между реализацией нефтегазовых проектов и медицинской деятельностью, а именно наличие общей черты – важности этапа диагностирования болезни, первоначального анализа, где неправильные решения и выбранная тактика лечения могут привести к смерти пациента, или в нашем случае, закрытия проекта.

 

Итак, как видно из описанных особенностей нефтегазовой отрасли, одним из залогов успеха представляется грамотный анализ рисков и неопределенностей, связанных с реализацией конкретного проекта.

 

Закон Мерфи гласит: если есть вероятность того, что какая-нибудь неприятность может случиться, то она обязательно произойдёт. И проектная команда должна всегда иметь наготове план действий на этот счет.

 

Многие согласятся, что желание достоверно знать что-либо представляется практически недостижимым идеалом, и поэтому отраслевой практикой принят «сценарный» подход к экономическому анализу нефтегазовых активов.

 

Необходимый минимум для проектной команды – проработка нескольких вариантов с учетом неопределенностей по запасам и уровням добычи. Но, как показывает практика, останавливаться только на вариативности геолого-технологической составляющей проекта представляется недостаточным. Хорошим дополнениям к проведенному анализу является проработка нескольких вариантов схемы транспорта продукции (учитывая текущий уровень логистических ограничений, это представляется отнюдь не лишней работой). По большей части, данное замечание относиться к преимущественно нефтяным месторождениям, но не теряет актуальности и для газовых проектов.

 

Ключевой подход к анализу в данной сфере – сравнение «нетбека» при использовании различных каналов монетизации продукта. Под «нетбеком» понимается цена продукции на конечном рынке за вычетом транспортных расходов и обязательных платежей в пользу государства, иными словами, применительно к нефтегазовой отрасли, цена углеводородов на выходе из нефтегазодобывающего предприятия.

 

Данная работа представляется достаточно актуальной, так как даже разница в ценах в несколько долларов, в контексте объемов добычи проекта превращается в миллионы долларов упущенной выгоды, или дополнительного дохода, в зависимости от качества проработки данного вопроса и эффективности принятых решений.

 

Анализ нетбеков довольно непростая задача, так как аналитику необходимо обладать широкой информационной базой не только о ценах на продукцию на различных рынках, но и стоимость транспортировки и сопутствующих услуг. Зачастую эта информация не является публичной, и требует глубокого опыта и широты понимания отрасли. Благодаря тому, что всем членам нашей проектной команды удалось в свое время получить бесценный опыт работы в крупных и средних российских нефтегазовых компаниях, мы можем поделиться некоторыми результатами своей работы и ее анализа.

 

Что касается принципиальных отличий анализа для нефти и газа: рынок нефти и продуктов является мировым, то есть априори существует широкой набор возможностей для реализации продукта различным потребителям во всех уголках мира, для газа ситуация упирается в конкретного конечного потребителя и наличия необходимой инфраструктуры (СПГ-терминалы / трубопроводы).

 

Хотелось бы отметить полезность расширения предмета нашего анализа за счет рассмотрения не только первичного продукта, но продуктов второго передела – бензин, дизель, мазут - для нефти, этан, СУГ, БГС, гелий - для природного газа. Для этого в составе нетбека необходимо учесть стоимость переработки, а также стоимость капитала, используемого на создание такого производства.

 

Предлагаемый и широко используемый в нашей компании подход позволяет учесть больше опций и, при условии стратегического решения инвестора и экономической целесообразности, может увеличить совокупный доход за счет дополнительных инвестиций в переработку.

 

Даже если есть стратегическое решение - ограничиться только производством первичного продукта (нефть, СОГ), анализ нетбеков, учитывающий переработку первичного сырья и реализацию продукции второго передела, позволяет получить конкурентное преимущество на переговорах с потенциальными покупателями сырья, так как позволяет «нащупать» предельную цену, которую они будут готовы заплатить.  

 

Наряду с выше перечисленными вариантами, необходимо уделить должное внимание проработке вопросов, связанных с определением типа продукта (нефть/нефтепродукты, газ/СУГ, конденсат/нефтепродукты и т.п.). При ответе на данный вопрос следует руководствоваться общей стратегией Компании.  Тем не менее, важно максимально детально проанализировать все возможные источники ценности проекта, в том числе, с целью последующей продажи актива или привлечения партнера для совместной реализации проекта.

 

Авторами проводилась оценка одного актива, расположенного в восточном секторе Российской Федерации. Если рассматривать проект в традиционном ключе: проведение комплекса ГРР с последующей разработкой нефтяных запасов и реализации нефти на внутреннем и внешнем рынках - результаты были неутешительными, проект не представлял инвестиционного интереса на фоне существенных геологических рисков.

 

Возможным способом взглянуть на проект с другого угла представлялось изменение целевого продукта – так как нефть этого участка содержала в своем составе значительную долю одного ценного компонента, пользующегося устойчивым спросом на мировом рынке нефтехимии.  Нами был рассмотрен сценарий, подразумевающий сочетание в рамках одного проекта сразу двух – добычного и нефтеперерабатывающего (НПЗ). Учитывая более высокую добавленную стоимость производных из нефти компонентов, в т.ч. того самого целевого, проект безусловно стал более дорогим с точки зрения требуемого объема инвестиций, но по уровню рентабельности он уже соответствовал наиболее доходным нефтегазовым проектам в регионе.

 

Такой подход к управлению рисками позволял в случае неподтверждения плановых уровней добычи по оцениваемому активу, позволял компенсировать доходность проекта за счет НПЗ, которые, в силу своего выгодного местоположения позволял предложить другим производителям нефти в регионе покупку их сырья по выгодной цене (за счет меньших транспортных расходов), а для нашего проекта – получить выгоду за счет реализации готовых нефтепродуктов.   

 

Немаловажным аспектом проектной деятельности является поиск и анализ возможных синергий при реализации проекта. Наиболее распространен синергетический эффект в транспортной инфраструктуре. Это связано с эффектом масштаба – стоимость объекта растет медленнее увеличения его проектной мощности. Иными словами – дешевле строить одну «трубу» для двух месторождений, чем отдельную для каждого. Предполагаем, что опытные в вопросе специалисты возразят, что, дескать, отдельная транспортная система позволит снизить технологические риски. Несомненно, это так, но снижать данные риски возможно при помощи других инструментов, известных еще ранее, чем экономика и теория управления проектами -  юриспруденции и контрактных отношений.  

 

Во время работы в одной нефтегазовой компании авторами рассматривался проект повышения ценности зрелого нефтяного актива. Учитывая высокую степень выработанности запасов, актив занимал низкие позиции в рейтинге портфеля компании. Тем не менее, на месторождении имелись неразработанные запасы свободного газа, добыча которых, в силу своих ограниченных размеров, не проводилась, так как проектный уровень производтства не позволял окупить затраты на строительство отдельной газотранспортной инфраструктуры.

 

С целью проработки возможных опций были рассмотрены соседние активы, в том числе сторонних компаний, на предмет возможного объединения потоков газа в один транспортный коридор. В результате, наиболее привлекательной опцией стало объединение усилий с другой компанией, владеющей соседним активом. Обновленная экономика, учитывающая строительство единого трубопровода, получилось весьма привлекательной и выгодной для обеих компаний.

 

Найденное решение позволило монетизировать ранее не вовлеченные в добычу запасы углеводородов и получить существенный дополнительный доход. Дополнительным аспектом является продление срока жизни проекта, сохранение занятости и уровня мотивации коллектива добывающего предприятия, что также является одним из важнейших аспектов реализации проектов в целом и в нашей Компании в частности.

 

Итак, мы прошлись по ключевым особенностям работы с рисками и неопределенностями проекта с позиции экономики. Осталась не освещенной лишь одна область. Но именно она является наиболее сложной – ценовые и макроэкономические предпосылки. Угадывание нефтяных цен, предположения на тему - вырастут они или упадут - сродни ставкам на красное и черное в казино, то есть прогнозы о росте или снижении цен в будущем одинаково хороши (или плохи). Возможным решением представляется практика оценки проекта как минимум в трех ценовых сценариях (их еще называют пессимистичный, вероятный и оптимистичный). Задача проектной команды сводится к выбору таких проектных решений, которые, как минимум, позволят не потерять инвестиции в случае реализации пессимистичного сценария в макроэкономике.

 

Альтернативой данному подходу является выработка единого интегрированного сценария, учитывающего, как правило, риски снижения цены.

 

В 2010-2012 годах большинство российских компаний, при принятии инвестиционных решений, в условиях рыночных цен на нефть 90-110 $/барр., ориентировались на цену 75 $/барр. Текущая ситуация подтверждает правильность выбранного подхода. 

 

Оба представленных варианта характеризуется как положительными, так и отрицательными моментами. Единственное, что хотелось бы отметить: чем больше вариантов вы проработаете, тем лучше вы узнаете проект, что позволит принять наиболее оптимальное решение. Наличие нескольких заранее проработанных вариантов позволяет более оперативно реагировать на внешние вызовы и управлять проектом. Естественно, в условиях волатильного характера нефтяных цен, может показаться, что лучше быть «консерватором», нежели «оптимистом» - эта стратегия позволяет хотя бы не потерять деньги.

 

Хорошей иллюстрацией излишнего «оптимизма» при принятии инвестиционных решений являются текущая ситуация со сланцевой нефтью в США: ряд инвестиционных банков предсказывает скорое банкротство «мелких» производителей нефти в США, вызванное резким снижением мировых цен на нефть в 2014 году.

 

Основным недостатком «консервативного» подхода представляется возможное принятие неоптимального решения. Когда мы считаем проект, и учитывает в нашем сценарии дисконт к текущей цене, мы принимаем решение о разработке самых эффективных запасов, оставляя менее привлекательные участки неразработанными. Это приводит к потере потенциального дохода, ведь конъюнктура позволяет нам вовлечь в разработку гораздо больший объем запасов, нежели «инвестиционные» условия. Таким образом, использование глубоко консервативных ценовых предпосылок приводит к более вероятному сценарию с потерей инвестиций и потенциальных доходов от проекта.

 

Резюмируя: наиболее оптимальным решением для преодоления неопределенностей, связанных с мировыми ценами на конечную продукцию, является сценарный подход, то есть подготовка нескольких вариантов развития проекта при различных уровнях цен, при этом в качестве базового варианта выбирается вариант, учитывающий уровень равновесных цен в долгосрочном периоде. Базовый сценарий, помимо ценового фактора, должен быть сформирован исходя из ожидаемого (то есть имеющего максимальную вероятность реализации) уровня запасов и практически гарантированного объема добычи. Несмотря на то, что у проекта имеется некоторый потенциал, следует рассматривать данную опцию лишь в качестве дополнения к основному варианту (upside), который, несомненно, должен иметь положительную экономику даже с учетом дополнительной «подстраховки».

 

Итак, мы убедились, что «сценарный» подход является наиболее важным способом снижения неопределенностей и рисков при проведении экономического анализа проекта. Каким же образом принять решение о судьбе проекта, основываясь на наборе цифр и значений?

 

В нашей практике мы применяем один из наиболее эффективных подходов -  построение дерева решений и расчет ожидаемой стоимостной оценки (EMV). Когда нужно принять несколько решений в условиях неопределенности, когда каждое решение зависит от исхода предыдущего решения или исходов испытаний, то применяют схему, называемую деревом решений. 

 

Для каждой альтернативы мы считаем ожидаемую стоимостную оценку (EMV) — максимальную из сумм оценок приведенной стоимости сценария, умноженных на вероятность успешной реализации, для всех возможных вариантов. В качестве примера рассмотрим дерево решений по проекту поискового участка, отраженное на рисунке ниже.

Economics EMV rus

 

Первый год проекта, как правило занимает покупка лицензии на аукционе (или у другой компании), при этом стоимость может варьироваться от нескольких миллионов до нескольких десятков миллиардов рублей, в зависимости от величины открытых запасов или перспективных ресурсов. 

 

Дальнейший этап, продолжительностью порядка 5 лет, занимает комплекс геолого-разведочных работ, минимальный объем которых прописан в лицензии на право пользования недрами. Как правило, после их завершения возможно сформировать видение о ресурсном потенциале участка и прогнозных объемах добычи.

 

Далее рассматриваем следующие сценарии:

    - Отсутствие промышленных запасов (пессимистичный сценарий);

    - Открытие минимального объема запасов (консервативный сценарий);

    - Подтверждение ожидаемого объема запасов (базовый сценарий);

    - Открытие максимального объема запасов (оптимистичный сценарий). 

 

Каждый из сценариев оценивается экономически, и ему экспертно присваивается вероятность реализации.

 

Именно эта фаза прогнозирования вносит субъективную составляющую. При этом, если в компании недостаточно компетенций, можно применить «метод экспертных оценок», который позволяет достаточно легко разрешить проблему и перейти на более высокий уровень объективности.

 

Ожидаемая стоимостная оценка представляет собой сумму произведений приведенной стоимости сценария на вероятность его реализации. В нашем примере ожидаемая ценность проекта составляет 46 млн. $, что свидетельствует об эффективности инвестиций в проект. По своей сути данный показатель представляет собой чистую приведенную стоимость. Его можно использовать в качестве базового показателя для сравнения альтернативных вариантов инвестирования средств.

 

Итак, мы видим, что критерием принятия решения является знак полученного значения ожидаемой стоимостной оценки: «положительный» знак свидетельствует о том, что проект можно реализовывать, «отрицательный» - необходимо отказаться от проекта, так как вероятнее всего, он потерпит фиаско. Но необходимо помнить, из какой науки пришло понятие «вероятность» - теория вероятности, эконометрика и математическая статистка. Ключевая особенность здесь – это статистика, набор из достаточно большого количества наблюдений. Иными словами, если мы хотим использовать показатель EMV для оценки проекта, следует понимать, что положительное значение гарантирует нам, что если мы реализуем несколько таких проектов (со схожими свойствами), то мы не потеряем деньги.

 

Идем дальше. Ставка на один проект с высоким уровнем риска и высокой ожидаемой ценностью может не привести к успеху и даже, что более вероятно, привести к полной катастрофе. Именно поэтому нефтегазовый бизнес – наиболее глобальная отрасль. Здесь правят бал международные компании, имеющие активы на разной стадии разработки и в разных регионах мира. Речь идет о портфеле проектов, как одном из способов снижения рисков в отраслевой практике. По этой причине особенную важность для средней и крупной компании приобретает задача построения сбалансированного портфеля.

 

С одной стороны, поисковые активы (без доказанных запасов) являются довольно рисковыми объектами для инвестирования. Действительно, средняя успешность бурения поисковых скважин составляет 10-30%, что означает буквально, что в лучшем случае две из трех пробуренных скважин стоимостью десятки миллионов долларов окажутся «сухими». С другой стороны, поисковые активы: 

    - не требуют моментальных затрат прямо сейчас, как в случае с действующими добывающими активами;

    - стоят значительно дешевле (ввиду риска неподтверждения запасов и некоторых других факторов);

   - имеют вероятность открытия большего объема запасов, чем прогнозировалось (что было заложено в  цену приобретения); 

  - обеспечивают будущую добычу для Компании в средне- и долгосрочном периоде (восполняют вырабатываемые запасы). 

 

В противоположность перечисленным характеристикам, активы с доказанными запасами характеризуются:

    - меньшим уровнем риска неподтверждения запасов,

    - более высокой удельной стоимостью,

   - ограниченным потенциалом прироста запасов, сохраняя при этом риски недостижения проектных уровней добычи.

 

Подводя итог по блоку «диверсификация инвестиций в нефтегазовом бизнесе», хотим отметить, что важным моментом для любой Компании является поиск оптимального сочетания риска и доходности, обеспечение восполнения ресурсной базы Компании и недопущения снижения добычи в перспективе. Немаловажным аспектом представляется также вопрос о поддержании сбалансированной структуры денежного потока Компании. 

 

Аналогичным образом компании стараются диверсифицировать свой портфель по географическому принципу. Как правило, регионы с низким уровнем политического риска, стабильной системой налогообложения и устойчивыми политическими институтами, давно освоены международным бизнесом (Северное море, например), поэтому здесь сосредоточены, в основном, зрелые активы и потенциал новых перспективных открытий, как правило, ограничен. Наоборот, новые нефтегазовые провинции с высокими ожиданиями по поводу возможных открытий, расположены в основном в развивающихся экономиках, уровень стабильности в которых существенно ниже по сравнению с традиционными регионами, геологические риски выше, но и потенциальное вознаграждение инвестора на порядок интереснее, что и подталкивает игроков к освоению все новых и новых участков (Венесуэлла, Россия, Иран).

 

В качестве иллюстрации тезиса о важности диверсификации активов можно привести пример компании Repsol и национализации ее аргентинских активов, на долю которых приходилось около 1/3 всей добычи компании. 

 

В апреле 2012 года аргентинское правительство приняло решение о национализации контрольного пакета YPF (51 %), принадлежащего Repsol. В качестве оправдания аргентинские власти говорили о выводе испанцами капитала из страны, недоинвестировании в аргентинские месторождения, нанесении экологического ущерба. Сенат Аргентины одобрил данное предложение.

 

Поведение акции Repsol в 2012 году проиллюстрировано на рисунке ниже.

 

Economics Repsol

 

В заключении хотелось бы кратко остановиться несколько подробнее на вопросе, каким образом производится сравнение опций, чем руководствуются менеджеры при выборе той или иной альтернативы.

 

Современная практика предлагает базироваться на нескольких основных показателях: чистая приведенная стоимость (NPV), внутренняя норма доходности (IRR), коэффициент прибыльности инвестиций (PI) и срок окупаемости (как правило, дисконтированный - DPBP). Исторически наиболее популярными показателями являются NPV и IRR. Считаем, что в данной статье нет необходимости приводить формулы для расчета данных показателей, так как они общеизвестны, но взамен предлагается дискуссия о практике их использования.

 

Для начала следует отметить, что ни один из показателей экономической эффективности проекта не позволяет корректно сравнивать реальные инвестиции. 

 

Инвестор, как правило, имеет несколько альтернатив. Это могут быть различные проекты, либо различные стратегии реализации одного и того же проекта. Таким образом, инвестор сталкивается с задачей не только оценить эффективность отдельного проекта, но и выбрать наилучший вариант из нескольких альтернативных.  В нашей практике случались ситуации, когда эффективность невозможно сравнить по показателю IRR, поскольку IRR может не существовать (когда 100% инвестиций производятся не собственником, а партнером-инвестором) или иметь несколько значений. Встречаются ситуации, когда динамика IRR противоречит NPV. Покажем это на следующих примерах.

 

IRR не существует для следующего денежного потока: 

Период

0

1

2

3

4

NCF (чистый денежный поток)

1000

-2505

1400

700

-490

 

 

А если несколько изменить эти числа и задать, что значения NCF:  

Период

0

1

2

3

4

NCF

1000

-2505

1320

700

-490

 

то получим два значения IRR: 15% и 28,2%.

 

IRR противоречит NPV при сравнении проекта A и проекта B, имеющих следующие денежные потоки: 

Период

0

1

2

3

4

NCF А

-250

100

100

100

100

NCFB

-250

50

50

150

175

 

При k=10%, получаем NPVA=67 млн.руб., что меньше, чем NPVB=69 млн.руб., отсюда проект B выгоднее. Но по IRR получаем противоположную оценку: IRRA=22%, что больше, чем IRRB=20%.

 

Но и NPV не позволяет получить однозначного ответа при сравнении альтернатив.

Сопоставим проект C с проектом D, у которого NCFC= -100, 59, 64 млн.рублей (на 0, 1, 2 шагах соответственно) с проектом D, у которого NCFD= -150, 62, 64, 66 млн.рублей. 

Период

0

1

2

3

NCFC

-100

59

64

 

NCFD

-150

62

64

66

 

Примем, что у инвестора, сравнивающего C и D имеется 100 млн. руб. и он может привлечь ещё 50 млн.руб. по такой же ставке (т.е. k=10% и для C и для D). При таких данных NPVC= 6,53 млн.руб., а NPVD= 8,84 млн. руб. и, казалось бы, проект D выгоднее.

 

Однако в действительности этому инвестору выгоднее проект C. Докажем это следующим. Разделим NCFD на денежный поток инвестора (NCFD инвестора) и денежный поток партнера (NCFD партнера) пропорционально их вкладам (100/150 – доля инвестора, 50/150 – доля партнера). Получим: 

Период

0

1

2

3

NCFинвестора

-100

41,3

42,7

44

NCFDпартнера

-50

20,7

21,3

22

 

Показатели эффективности примут следующие значения: NPVD инвестора = 5,9 млн.руб., NPVD партнера= 2,95 млн.руб. Таким образом, запустив проект D и отказавшись от проекта C, инвестор выберет худшую альтернативу – он недополучит NPV (в сумме 6,53-5,9=0,63 млн.руб.), а ждать результаты ему придется на год дольше.

 

В этой связи в нашей работе мы ориентируемся не на один-два экономических показателя, а учитываем комплекс параметров, в том числе стратегический контекст развития Компании. Именно такой подход позволяет получить наиболее эффективный результат для Заказчика. 

 

На этом мы прервемся в своих рассуждениях, так как не ставили задачу объять необъятное. Целью данного раздела было - показать сложность и нетривиальность принимаемых решений в нефтегазовых проектах. Мы целенаправленно не брали во внимание политические и геополитические факторы, сценарии со спекулятивной составляющей. Хотя в нашей работе мы не обходим их вниманием. Ведь глобальные тренды были, есть и будут определяющими в эффективности любого бизнеса. Их прогнозирование и учет при формировании стратегии реализации проекта позволяет сформировать наиболее эффективный и наименее рискованный сценарий, или дерево сценариев (решений). Последнее позволит принять оптимальное решение и максимизировать доход инвестора.





Обсуждения:

Комментировать


Логин (е-mail):

Пароль:


Не видно? Нажми!
Введите код c картинки:

-Забыли пароль?

-







 
© Все права защищены 2011-2021 год.
Самое красивое и надежное отображение сайта достигается при использовании браузера Google Chrome
Рейтинг@Mail.ru